18 Декабря 2017
$58.9
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Гордость земли Тверской 07.12.2017

В руках тверского мастера Геннадия Григорьева любое дерево пело и радовалось

Фотограф: Семейный архив

Густой рокот дуба и трель орешника

У дерева своя душа. Если ты мастер, она под твоей рукой оживет и запоет – так наставлял своих учеников полный кавалер ордена Трудовой Славы Геннадий Михайлович Григорьев. Сам он дерево «слышал» с фантастической чуткостью и чувствовал, как живое существо. Очень любил ореховое, но охотно и радостно работал с любым. Дотрагивался бережно, словно лаская. Не резал, а словно освобождал от ненужного, наносного, помогая явить людям свою прелесть. В его работах, сливаясь воедино, поют две души – и дерева, и мастера. Самый знаменитый тверской краснодеревщик давно уже отошел от дел, однако оставил на родной тверской земле немало прекрасных плодов своего труда, и в каждом из них продолжает звучать неповторимая мелодия.

Не нужен эбен мне бенинский

Слава Геннадия Михайловича на всю страну гремела, а как-то раз даже пересекла океан. В 70-х годах на Калининскую экспериментальную мебельную фабрику поступило задание уникальной сложности и государственной важности – отделать кабинет советского посла в Республике Бенин. Когда-то эта страна называлась Дагомеей, расположена она в Западной Африки и раньше была французской колонией. Работать там предстояло с абсолютно незнакомыми местными породами дерева и выполнить заказ так, чтобы и бенинские чиновники, и другие послы, видя эту красоту, от восторга ахали и сразу понимали, что пришли в посольство великой страны.

Как вы уже догадались, в Бенин послали Геннадия Михайловича. Он знал, что командировка затянется надолго и, признаться, очень не хотел ехать. Однако это было, как говорится, предложение, от которого нельзя отказаться. В Африке тверской мастер провел целых восемь месяцев, и были они очень нелегкими. И не только потому, что он отчаянно тосковал по своей ненаглядной Марии Ивановне и детям, по Волге и по родной деревне Филитово, где неизменно проводил отпуск. Все же там, в Африке, все было чужое, и душа рвалась сюда, к тихой прелести русских берез. Да и с лимбой, с сандаловым и эбеновым деревом наш мастер встретился впервые. Ведь это материал не только очень ценный, но еще и сложный в обработке. Эбен, например, вдвое тверже дуба, а лимба и сандал нуждаются в специфической подготовке, с которой народы, населяющие те края, знакомы издревле, а вот тверской мужик услыхал впервые. Он отлично понимал: надо сделать такой кабинет, чтобы за державу не было обидно! Достойно справился со своей «дипломатической» задачей и полетел домой – к Машеньке и детям.

Меж крутых бережков Волга-речка течет

Это любимая песня Геннадия Михайловича. Он часто наигрывает ее на баяне, а в молодости, бывало, и певал – в Филитово, что в Торжокском районе, он слыл душой компании и женихом завидным, даром что в детстве получил очень серьезные ранения, которые потом всю жизнь напоминали о себе.

Окрестности Филитова, как, впрочем, и многих русских деревень, были густо усеяны злым железом, а мальчишки повсюду одинаковы – всюду лезут и норовят исследовать опасные трофеи… Взрывом снаряда Генке Григорьеву повредило руку, ногу и глаз. Но не тот у него был характер, чтобы смириться с увечьем: он упорно работал над собой, преодолевая последствия травмы. И со временем о его золотых руках заговорили не только в родном селе, но и в Калинине, куда деревенский парнишка уехал учиться в профессиональной технической школе областной промышленности – теперь такое учебное заведение назвали бы лицеем. Окончил профтехшколу, поступил работать на экспериментальную мебельную фабрику.

Дерево манило его с детства, он его чувствовал и очень хотел создавать из него красивые вещи. Однако новичку сказали: всему свое время. И отправили делать простые табуретки. Потом доверили тумбочки. И лишь через несколько лет пришла очередь всевозможных шкафов, изящных полок, комодов и кресел. Геннадий Михайлович убежден, что это правильно. Ведь, прежде чем приступать к произвольной программе, фигурист выполняет обязательную – ее еще называют школой, верно? Вот и в любом ремесле надо такую школу выполнить, чтобы потом отдаться творчеству. И тогда тебе ничто не помешает в свободном и уверенном полете.

Молодой столяр быстро набирался опыта, и спустя несколько лет его уже называли лучшим краснодеревщиком фабрики. Он, что называется, вошел в мощь, ему поддавался любой материал, и любое, самое сложное изделие из его рук выходило безупречно элегантным. Ореховые шкафы он любил больше всего – они ему особенно удавались. У Григорьева уже складывался свой стиль – он тщательно подбирал оттенки древесины, украшал инкрустацией…

О нем заговорили в области; калининская элита хотела иметь в своих служебных кабинетах и в квартирах григорьевские работы. А он трудился в охотку, с той творческой жадностью, которая ведома лишь очень талантливым, влюбленным в свое дело людям...

Вскоре Геннадий Михайлович возглавил бригаду, а в апреле 1975 года к нему пришла его первая награда. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 апреля 1975 года за высокие достижения в труде и многолетнюю безупречную работу на одном предприятии он был удостоен ордена Славы 3-й степени.

А теперь небольшое отступление. Полный кавалер ордена Трудовой Славы – это обладатель трех орденов, всех трех степеней. Давали их в разные годы, и получить «полный комплект» было ничуть не легче, чем Звезду Героя Социалистического Труда, – недаром же теперь эти награды сравнялись по своему значению. Знаете, пожалуй, даже сложнее, потому что три ордена – это же три трудовых подвига, продленных во времени…

Дело Славы

Труд наш есть дело чести,
Есть дело доблести
и подвиг славы…

Исаак Дунаевский, «Марш энтузиастов». Его очень любили наши деды.

В 70 – 80-х годах, когда крыло звонкой, всесоюзной славы овеяло Геннадия Михайловича, этот марш просто так, для души, уже не пели, хотя еще исполняли по радио. Да, бравурные марши уже стихали, но трудовые подвиги оставались. Доблесть была жива! Бригада Геннадия Григорьева лидировала в соревновании, досрочно сдавала планы трех пятилеток, приводила в цех трудных мальчишек и воспитывала из них мастеров. Геннадию Михайловичу на такие заботы и хлопоты никогда не было жаль времени. Он за тех пацанов душой болел, много и серьезно работал в комиссии по делам несовершеннолетних, а еще был профсоюзным активистом и народным контролером. И знаете что? В те годы многие этим уже тяготились, называли «общественной нагрузкой» и соответственно к той «нагрузке» относились. Но вот для Геннадия Михайловича это было важное и полезное дело, которому он отдавался всей душой. А потому и выходил толк.

Второй орден Трудовой Славы наш лучший краснодеревщик получил в 1980 году, третий – в 1986-м. К тому времени мастером – золотые руки уже называли и его сына. Игорь Геннадьевич трудился рядом с отцом, на той же Калининской экспериментальной мебельной фабрике, и добивался отличных результатов.

– В отца пошел, – говорили тверские мебельщики. И посмеивались, что Григорьевы – старший и младший – отлично дополняют друг друга. Вот Михалыч, тот все больше линию ценит, фактуру древесины, ее узор. А младший особенно любит с инкрустацией работать, в этом он достиг вершин мастерства и даже превзошел отца.

Вместе с мужем и сыном на фабрике трудилась и Мария Ивановна – собирала «рубашки», так на профессиональном сленге называют шпоновое покрытие. В юности на каникулах работала там и дочка Людмила. И на фабрике уже говорили о династии Григорьевых. Наверное, она бы состоялась, да только самой фабрики не стало…

Кстати, искусство Григорьева-младшего высоко оценили и в том самом Бенине, где когда-то отличился его отец. Там запомнили, откуда приезжал к ним талантливый русский мастер, и, когда вновь потребовались услуги краснодеревщика, обратились на фабрику. Объяснили, что будет много инкрустации. Игорь Геннадьевич съездил и все сделал в лучшем виде.

А жизнь придумана не зря

Летят годы. Геннадий Михайлович давно уже не работает, но руки так и тянутся что-нибудь подправить в любимой ореховой стенке или каком шкафчике – мебель в доме, конечно же, сделана его руками. Порой он и сейчас порывается смастерить что-нибудь серьезное, да только дети не разрешают – здоровье у него подкачало, он очень тяжело перенес кончину любимой Машеньки и сильно по ней тоскует.

Дети и внуки, а их у Геннадия Михайловича пятеро, окружили его нежной заботой. У него хорошая пенсия, все бытовые вопросы решены, областная и городская власти никогда не оставляют его своим вниманием, а это так важно – чувствовать, что тебя помнят и твой труд востребован.

Он живет с дочкой, Людмилой Геннадьевной, они очень дружат и летом вместе ездят в Филитово. Там настроение у Геннадия Михайловича сразу подымается. Он много гуляет по родным местам, любуется их красотой и нежно гладит белым шелком залитые стволы молодых берез. Листва шелестит над его головой, словно напевая, что жизнь хороша в любую пору, когда ты прожил ее достойно и честно, оставляя на земле добрый след.

У Геннадия Михайловича уже трое правнуков. Может, кто-то из них с годами и выберет его профессию.
Автор: Лидия ГАДЖИЕВА
181

Возврат к списку

Тверь отпраздновала 76-ю годовщину своего освобождения от немецко-фашистских захватчиков
16 декабря в 11 утра, преодолев мощное сопротивление противника, батальон под командованием старшего лейтенанта Степаненко пробился в оккупированный Калинин со стороны силикатного завода. Вслед за ним по соседним улицам с боями прорывались части под командованием майора Второва. А с юга с боем вошли в город правофланговые части 256-й стрелковой дивизии.
16.12.201718:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость