26 Мая 2017
$56.07
63.01
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
История17.03.2017

Подвиг дивизии НКВД в Сталинградской битве

Настоящей публикацией мы бы хотели продолжить цикл рассказов о подвигах войск НКВД и подразделений СМЕРШ в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Как уважаемый читатель заметил, история этих войск далеко так не однозначна, как пытается нам преподнести определенная «демократическая общественность» и зачастую факты не соответствуют той истерии, к которой нас последовательно приучали (при активном участии западных и заокеанских «партнеров») в «благословенные» 90-ые годы. Поэтому повторюсь, мы не претендуем на однозначную правоту, просто публикуем факты, а уже Вам делать выводы (если это, конечно, соответствует Вашим устремлениям)…

Подвиг дивизии НКВД в Сталинградской битве

И так, в прошлой, декабрьской статье мы остановились на той роли и месте войск НКВД и сотрудников СМЕРШ, которую они сыграли в ходе героической обороны Москвы. Как показало время, для них приближался новый час испытаний…

После успешного контрнаступления под Москвой советское верховное командование сочло возможным продолжить наступательные операции и на других участках фронта, в частности, под Харьковом. Командование нашими войсками (Южного и Юго-Западного фронтов) в Харьковской операции осуществлял Маршал Советского Союза Семён Тимошенко, начальник штаба — генерал-лейтенант Иван Баграмян, член Военного совета — Никита Хрущёв.

17 мая 1942 года 1-я танковая армия Клейста нанесла удар в тыл и фланг наступающим частям Красной армии, прорвала оборону 9-й армии Южного фронта и к 23 мая отрезала советским войскам пути отхода на восток. Начальник Генштаба генерал-полковник Александр Василевский предложил прекратить наступление и вывести войска, но Тимошенко и Хрущёв доложили, что угроза со стороны южной группировки вермахта преувеличена1. В результате к 26 мая окружённые части Красной армии оказались заперты на небольшом пространстве площадью 15 км2 в районе Барвенкова.

Советские потери составили 270 тыс. человек и 1240 танков (по немецким данным, только в плен попало 240 тыс. человек). Погибли или пропали без вести несколько командующих армиями и командиров дивизий (наиболее ценный ресурс). Немцы потеряли 5 тыс. убитыми и около 20 тыс. ранеными.

Из-за катастрофы под Харьковом стало возможным стремительное продвижение немцев на Воронеж и Ростов-на-Дону с последующим выходом к Волге и на Кавказ (операция «Fall Blau»). Советские войска в громадных пустынных степях смогли противопоставить лишь слабое сопротивление, а потом и вовсе стали стекаться на восток в полнейшем беспорядке. В середине июля несколько дивизий Красной армии попало в котёл в районе Миллерово2. Число пленных за этот период оценивается цифрой от 100 до 200 тысяч.

12 июля был создан Сталинградский фронт (командующий — маршал С.К. Тимошенко, член Военного совета — Н.С. Хрущёв). В него вошли гарнизон Сталинграда (10-я дивизия НКВД), недавно сформированные и слабо подготовленные 62-я, 63-я, 64-я армии, а также Волжская флотилия. Фронт получил задачу остановить противника, не допустить его к Волге, прочно оборонять рубеж по реке Дон.

17 июля авангарды 6-й армии Паулюса достигли передовых отрядов 62-й и 64-й армий. Началась Сталинградская битва. К концу июля немцы оттеснили советские войска за Дон. 23 июля пал Ростов-на-Дону, и 4-я танковая армия Гота повернула на север, а 6-я армия Паулюса находилась уже в нескольких десятках километров от Сталинграда. В тот же день от командования Сталинградским фронтом отстранили маршала Тимошенко. 28 июля Сталин подписал знаменитый приказ № 227 «Ни шагу назад!», направленный прежде всего на поддержание дисциплины в войсках и подчеркивающий недопустимость отступления с занятых (удерживаемых) боевых позиций без приказа вышестоящего штаба, а не на напрасное кровопролитие (как пытаются порой убедить аудиторию отдельные лидеры оппозиции внутри страны).

22 августа 6-я армия Паулюса форсировала Дон и захватила на его восточном берегу плацдарм шириной 45 км. 23 августа 14-й танковый корпус немцев прорвался к Волге севернее Сталинграда, в районе посёлка Рынок, и отрезал 62-ю армию от остальных сил Сталинградского фронта, как стальной подковой прижав её к водной преграде. Вражеская авиация нанесла массированный удар по Сталинграду с воздуха, в результате чего целые кварталы превратились в руины. Образовался огромный огненный вихрь, который дотла сжёг центральную часть города и всех его жителей.

Первый секретарь Сталинградского обкома партии Алексей Чуянов вспоминал:

«Военная гроза надвинулась на город с такой быстротой, что мы могли реально противопоставить врагу лишь 10-ю дивизию войск НКВД под командованием полковника Сараева». По воспоминаниям самого Александра Сараева, «воины дивизии несли охранную службу на въездах в город, на переправах через Волгу, патрулировали улицы Сталинграда. Много внимания уделялось боевой подготовке. Мы поставили перед собой задачу в короткий срок подготовить бойцов дивизии к ведению боя с сильным, технически оснащенным противником».

Дивизия растянулась на 50 км и заняла оборону вдоль городского обвода укреплений.

Командир 10-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР полковник Александр СараевПервая схватка с врагом произошла 23 августа в северной части города в районе Сталинградского тракторного завода, где путь немцам преградил 282-й стрелковый полк 10-й дивизии НКВД СССР (командир — майор Митрофан Грущенко) при поддержке истребительного отряда сталинградских рабочих, среди которых были участники обороны Царицына. При этом на тракторном заводе продолжали строить танки, которые укомплектовывали экипажами, состоявшими из работников завода, и сразу же отправляли с конвейеров в бой.

Среди героев первых боёв — начальник штаба полка капитан Николай Белов:

«В ходе организации обороны подразделениями полка был ранен, потерял зрение, но поле боя не покинул, продолжал управлять боевыми действиями полка» (ЦАМО: ф. 33, оп. 682525, д. 172, л. 225).

По состоянию на 16 октября в полку, дравшемся к тому времени в окружении, оставалось в строю меньше взвода — всего лишь 27 чекистов.

Самый знаменитый, 272-й стрелковый полк 10-й дивизии НКВД СССР, впоследствии получивший почётное воинское наименование «Волжский», которым командовал майор Григорий Савчук, к 24 августа своими главными силами окопался на рубеже Опытная станция — высота 146,1. 4 сентября большой группе вражеских автоматчиков удалось прорваться к КП полка и взять его в кольцо.

Положение спас поднявший штабных работников в штыки военком полка батальонный комиссар Иван Щербина. Он же в завязавшейся рукопашной лично уничтожил троих немцев, остальные обратились в бегство. Планы гитлеровцев по прорыву в центр города и захвату основной городской переправы через Волгу сорвались.

Батальонный комиссар Иван Щербина, военком 272-го полка 10-й дивизии НКВД СССРЗолотыми буквами в летопись Сталинградской битвы вписано имя автоматчика 272-го полка Алексея Ващенко: 5 сентября 1942 года при штурме высоты 146,1 с криком «За Родину! За Сталина!» он своим телом закрыл амбразуру дзота. Приказом по войскам Сталинградского фронта № 60/н от 25 октября 1942 года он посмертно удостоен ордена Ленина. Сегодня имя героя носит одна из улиц Волгограда.

В ожесточённом бою у Опытной станции против нашего батальона немцы бросили 37 танков. От огня противотанковых ружей, гранат и горючей смеси «КС» запылали шесть из них, но остальные прорвались в расположение нашей обороны. В критический момент младший политрук, помощник по комсомольской работе в полку Дмитрий Яковлев бросился под танк с двумя противотанковыми гранатами и взорвал себя вместе с вражеской машиной.

269-й стрелковый полк 10-й дивизии НКВД СССР под командованием подполковника Ивана Капранова в период с 1 июля по 23 августа обеспечивал правопорядок в Сталинграде и пригородных населённых пунктах.

23 августа 1942 года полк экстренно занял оборону в районе высоты 102,0 (она же Мамаев курган). 7 сентября в 5:00 началось массированное наступление немцев на Сталинград с рубежа Гумрак — Разгуляевка: до 11:00 — артподготовка и непрекращающаяся бомбёжка, при этом бомбардировщики заходили на цель эшелонами по 30–40 самолётов. А в 11:00 в атаку поднялась вражеская пехота. Оборонявшаяся 112-я стрелковая дивизия дрогнула, и красноармейцы «в панике бросая оружие, бежали со своих оборонительных рубежей в направлении города» (РГВА: ф. 38759, оп. 2, д. 1, л. 54об).

Чтобы остановить это неорганизованное отступление, 1-му и 3-му батальонам 269-го полка 10-й дивизии НКВД СССР пришлось под рвущимися бомбами и снарядами временно покинуть окопы и живой цепью выстроиться лицом к бегущим. В результате были остановлены и вновь сколочены в подразделения около девятисот военнослужащих Красной армии, включая значительное число офицеров.

Позволю себе небольшое отступление от материала: Кто-то из «доброжелателей» радостно воскликнет и назовет этот момент крайне спорным, опять же вспомнит про заградительные отряды, про стрелявших «в своих» подлых НКВДшников, но… По сути, если бы панически отступающие части Красной Армии не были бы остановлены, возможно и не случилось бы героической обороны Мамаева кургана. И, как знать, устоял ли бы Сталинград, а может и вся страна? Война – это не место для сантиментов и борьбы за права человека. Война – дело тяжелое, грязное и порой далеко не благородное. Важно понять: есть приказ, задача и их необходимо выполнить любой ценой. Это – становой хребет Армии, на этом держится сила русского оружия и доблесть русского солдата. Паника вещь страшно заразительная, это доказано научно в различных работах по психологии, и если ее не остановить в условиях боевых действий потери будут колоссальными, а оборона просто не состоится. Я вполне допускаю, что кого-то из активных распространителей паники в тот критический момент и застрелили, но это спасло остальных и в конечном итоге подарило нам успех в боях за Мамаев курган, обессмертило подвиг советского солдата. Кстати, сами бойцы дивизии НКВД вместе с остановленными ими войсками там же и воевали и там же погибали, а не отсиживались в тылу.

12 сентября 10-я дивизия НКВД СССР вошла в оперативное подчинение 62-й армии. 14 сентября в 6:00 гитлеровцы с линии Исторического вала нанесли удар ножом в сердце города — его центральную часть с группой самых высоких каменных зданий, господствующей по соседству с ними высотой 102,0 (Мамаевым курганом) и главной переправой через Волгу.

Особенно сильные бои развернулись за Мамаев курган и в районе реки Царицы. На сей раз главный удар 50 танков пришёлся на стык между 1-м и 2-м батальонами 269-го полка. В 14:00 два батальона автоматчиков противника с тремя танками вышли в тыл полка и заняли вершину Мамаева кургана, открыв огонь по посёлку завода «Красный Октябрь».

Чтобы вернуть высоту, в контратаку пошли рота автоматчиков 269-го полка НКВД младшего лейтенанта Николая Любезного и 416-й стрелковый полк 112-й стрелковой дивизии с двумя танками. К 18:00 высота была очищена. Оборону на ней заняли 416-й полк и частично подразделения чекистов. За два дня боёв только 269-й полк 10-й дивизии НКВД СССР уничтожил более полутора тыс. солдат и офицеров, подбил и сжёг около 20 танков врага.

Тем временем отдельные группы немецких автоматчиков проникли в центр города, напряжённые схватки шли у вокзала. Создав опорные пункты в здании Госбанка, в Доме специалистов и ряде других, на верхних этажах которых засели корректировщики огня, немцы взяли под обстрел центральную переправу через Волгу. Им удалось почти вплотную подойти к месту высадки 13-й гвардейской дивизии генерал-майора Александра Родимцева. Как писал сам Александр Ильич, «это был критический момент, когда решалась судьба сражения, когда одна лишняя дробинка могла бы перетянуть чашу весов противника. Но этой дробинки у него не оказалось, а у Чуйкова она была».

На узкой полосе берега от Дома специалистов до комплекса зданий НКВД переправу оборонял сводный отряд 10-й дивизии НКВД СССР под командованием начальника отдела УНКВД, капитана госбезопасности Ивана Петракова. Всего 90 человек — два неполных взвода бойцов 10-й дивизии НКВД, работники областного Управления НКВД, городские милиционеры и пятеро пожарных отразили атаки 1-го батальона 194-го пехотного полка 71-й стрелковой дивизии 6-й армии вермахта. В официальной истории это звучит так: «Обеспечили переправу подразделений 13-й Гвардейской дивизии…».

Это означает, что в последний момент, на последнем рубеже 90 чекистов остановили целую армию, которая захватила всю Европу…

При этом, несмотря на подавляющее преимущество немцев, отряд бойцов органов госбезопасности переходит в атаку в районе пивзавода, отбивает два наших орудия, ранее захваченных немцами, и начинает бить из них по зданию Госбанка, с верхних этажей которого немцы корректируют обстрел пристани и центральной переправы. На помощь чекистам командарм 62-й армии Василий Чуйков бросает свой последний резерв, группу из трёх танков Т-34 под командованием подполковника Матвея Вайнруба с задачей атаковать высокие здания на набережной, захваченные немцами.

На рубеже: кладбище с окрестностями, посёлок Дар-гора — Дом НКВД — центральная часть города — занимают оборону подразделения 270-го полка 10-й дивизии НКВД под командованием майора Анатолия Журавлёва. 15 сентября в 17:00 немцы нанесли по ним два одновременных удара — в лоб и обходной — со стороны Дома НКВД.

При этом 2-й батальон был атакован в спину десятью танками. Два из них удалось поджечь, но оставшиеся восемь машин смогли прорваться на позиции 5-й роты, где гусеницами заживо погребли в окопах до двух взводов личного состава. В сумерках на КП 2-го батальона сумели собраться только десять чудом выживших в той страшной мясорубке чекистов 5-й роты.

Был тяжело ранен начальник штаба полка капитан Василий Чучин, который пострадал от локального применения противником боевых отравляющих веществ. Своим приказом от 20 сентября командир 10-й дивизии НКВД СССР полковник Александр Сараев влил остатки 270-го полка в 272-й полк. Всего туда было передано 109 человек при двух пушках-«сорокопятках» и трёх 82-мм миномётах…

271-й стрелковый полк 10-й дивизии НКВД СССР, которым командовал майор Алексей Костиницын, занял оборону по южной окраине Сталинграда. 8 сентября после массированного воздушного налёта на него двинулась вражеская пехота. 12 и 13 сентября полк дрался в полукольце, а с 15 сентября в течение почти двух суток — в кольце окружения. Бои в эти дни шли у берега Волги, на пятачке в границах элеватор — железнодорожный переезд — консервный завод.

Это вынудило бросить в бой и штабных работников. Героем тех дней стал делопроизводитель политчасти полка сержант госбезопасности Сухоруков: 16 сентября во время атаки огнём из автомата он уничтожил шесть фашистов, а затем в рукопашной уже прикладом ещё троих. Всего же на свой лицевой счёт в сентябрьских боях он записал семнадцать убитых вражеских солдат и офицеров!

В это же время 272-й «Волжский» полк окапывается на рубеже вокзал «Сталинград-1» — железнодорожный мост через реку Царица. 19 сентября получает ранение командир полка майор Григорий Савчук, и во главе полка встаёт военком — батальонный комиссар Иван Щербина. Расположив КП штаба полка в бункере бывшего командного пункта городского Комитета обороны в Комсомольском саду, Иван Мефодиевич пишет свою знаменитую записку, хранящуюся ныне в Музее пограничных войск в Москве:
«Привет, друзья. Немцев бью, окружен кругом. Ни шагу назад — это мой долг и моя натура…

Мой полк не позорил и не опозорит советское оружие…

Тов. Кузнецов, если я погиб — одна моя просьба — семья. Другая моя печаль — надо было бы еще сволочам дать по зубам, т.е. Жалею, что рано умер и фашистов убил лично только 85 штук.

За советскую Родину, ребята, бейте врагов!!!»

25 сентября танки противника взяли КП в кольцо и начали расстреливать его в упор из башенных орудий. Кроме того, против обороняющихся были применены боевые отравляющие вещества. После нескольких часов пребывания в осаде И.М. Щербина повёл оставшихся в живых штабных работников и 27 бойцов охраны штаба на прорыв. Путь себе они пробивали штыками. К сожалению, отважный комиссар в том неравном бою пал смертью храбрых: вражеские пули смертельно ранили его у Театра имени Горького…

В течение 26 сентября остатки полка в количестве 16 бойцов под командованием младшего политрука Ракова до вечера стойко держались в полуокружении на берегу Волги, в то время как осколки двух разбитых врагом соседних отдельных стрелковых бригад Красной армии спешно переправлялись на левый берег. А горстка отважных воинов-чекистов истребила до роты гитлеровцев и уничтожила два вражеских пулемёта.

Главную задачу — удержать город до подхода свежих резервов 62-й армии — 10-я стрелковая дивизия войск НКВД СССР выполнила с честью. Из 7568 бойцов, вступивших в бой 23 августа 1942 года, в живых осталось около 200 человек. 26 октября 1942 года последним на левый берег Волги вывели управление 282-го полка, оборонявшего высоту 135,4 у тракторного завода. Однако в горящем Сталинграде осталась сражаться сводная рота полка в количестве 25 штыков, сформированная из остатков сводного батальона. Последний воин этой роты выбыл из строя по ранению 7 ноября 1942 года.

10-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД СССР — единственное из всех соединений, участвовавших в Сталинградской битве, которое 2 декабря 1942 года было удостоено ордена Ленина. Сотни бойцов дивизии награждены орденами и медалями. 20 чекистов дивизии удостоены звания Героя Советского Союза, пять человек стали кавалерами орденов Славы всех трёх степеней.

28 декабря 1947 года в Сталинграде, на правом берегу реки Царицы, открыли памятник Чекистам. Вокруг памятника устроена площадь Чекистов с небольшой парковой зоной. К монументу ведут лестницы с четырёх сторон. Величественная пятиметровая бронзовая фигура воина-чекиста возвышается на семнадцатиметровом архитектурно оформленном постаменте в форме обелиска. В руке чекист держит обнажённый меч.

Памятник чекистам на правом берегу реки Царица в Волгограде

Ну что, уважаемый читатель, как Вам динамика событий? В этих описаниях событий каждая строка дышит болью, кровью и Подвигом. Попытайтесь¸ хотя бы на миг представить себя в этом пекле: когда погибают друзья, когда ты практически обречен. Ведь что-то ими, воинами дивизии НКВД двигало, что-то заставляло совершать эти бессмертные Подвиги? Я сильно сомневаюсь, что это была ненависть к своим соотечественникам, страх перед ужасным и всемогущим Сталиным, подлость и карьеризм. Только безграничная любовь к Родине, высокая сознательность и готовность к самопожертвованию могут повести человека в последнюю рукопашную, подорваться вместе с вражеским танком, лечь грудью на амбразуру дота, выстоять самому и помочь не опозориться другим.

1 «Воспоминания и размышления» Г.К. Жуков, АПН, Москва 1970 г.

2 «Воспоминания и размышления» Г.К. Жуков, АПН, Москва 1970 г.

443

Возврат к списку

В Тверской области подвели итоги международного саммита по безопасности
Международный саммит по безопасности завершился рядом соглашений. Напомним: он проходил в Тверской области с 23 по 25 мая под председательством секретаря Совета Безопасности России Николая Патрушева. Здесь был представлен, не побоимся этого слова, почти весь мир. Не было Грузии и Украины (их не приглашали), делегация США отказалась приехать.
25.05.201718:04
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию