25 Июля 2017
$59.66
69.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура10.11.2014

Пламенная моя любовь, или Перечитывая пережитое

Фотограф: АРХИВ ТЕАТРА

Нынешний год для народной артистки России Веры Ефремовой особенный, юбилейный

Нынешний год для народной артистки России Веры Ефремовой особенный, юбилейный 

Сорок лет назад она впервые перешагнула порог Калининского театра драмы в качестве главного режиссера. Вместе с ней в город на Волге приехала целая плеяда замечательных актеров, для которых наш край стал второй родиной. В 1974-м Вера Ефремова поставила здесь спектакль «Вишневый сад». Фестиваль, носящий имя ее любимой чеховской пьесы, начался этой весной и продолжается до сих пор. И, наконец, главное событие, которому Вера Андреевна особого внимания не уделяет, – 10 ноября она отметит свое 85-летие. 

Все эти годы связаны с искусством, ее театральный роман длится всю жизнь. Ребенком она засыпала под мамины монологи и многие роли знала наизусть, будучи совсем маленькой девочкой. Школьницей мчалась на репетиции в театр. Там забиралась на балкон, ложилась на пол, чтобы ее никто не приметил, и слушала, как актеры оттачивают свои роли. Со временем сцена для Ефремовой стала Вселенной, храмом и обителью. Тридцать два года назад она написала 
книгу «Поиски сути», пронизанную любовью к профессии, переданной по наследству от самых любимых людей. Бабушки, Натальи Персияниновой, замечательного драматурга, которую внучка иначе как «великой» не называет. Мамы, Анны Веровской, блистательной актрисы, кумира нескольких поколений зрителей. Отца, Андрея Ефремова, известного педагога и режиссера.

– Вера Андреевна, будучи человеком, далеким от закулисья и постановочных перипетий, тем не менее, скажу, что ваша книга задела за живое, я ее не просто прочитала – проглотила залпом. Многие мысли запали в душу. Интересно: а как трансформировалось ваше мировоззрение с годами? Вот вы пишите: «Одной из главных проблем, существующих в нашей профессии, – является умение режиссера ставить классику, причем ставить так, чтобы Чехов не был Горьким, а Горький – Толстым, т. е. учитывать природу драматурга».

– Это обязательно во все времена, но для этого надо очень многое делать. О чем думают режиссер и человек Вера Ефремова? Мне нравится, как развивается наша страна. Я считаю, что у нас во главе государства стоит выдающийся человек, а это самое главное. Что мне не нравится и что волнует – бескультурье. Мне кажется, что годы, прошедшие после развала страны, разрешили жить людям проще, чем они должны. Человек не имеет права не вбирать в себя все хорошее, что было сделано до него, и не слышать жизнь. К сожалению, многие из нас сосредотачиваются на деньгах. Я никогда не считала, что главное – получать что­-то в смысле материальном. Самые большие подарки, которые люди способны делать друг другу, это события, признания, чувства. И, конечно же, любовь. 

Театр тоже не может жить без любви – зрителя. Она должна присутствовать по обе стороны сцены. Тема формирования чувств есть в русской классической литературе. Если такими чувствами удастся пропитать себя, внутри родятся новые сильные ощущения, и человек поневоле начнет понимать, что это надо удержать, развивая не только свои легкие, но и сердце. Мне кажется, именно такой должна быть всеобщая любовь, к этому надо стремиться. В жизни много несчастья – и тяжкие болезни, и невосполнимые утраты. Все это тоже есть в нашей классике, но каждый писатель передает свои ощущения глубоко индивидуально, используя присущие только ему изобразительные средства. Задача режиссера – следовать посылам автора, не унифицируя его цели. В этом и есть мастерство создателя сценических образов.

– Вы пишите: «Мое глубокое убеждение, что «просто так» нельзя поставить в коллективе, имеющем свои традиции, ни одного спектакля: вот захотелось режиссеру, он взял да и поставил пьесу. Должна существовать логика развития искусства коллектива в целом, логика развития актерских возможностей и, наконец, педагогические цели». 

– Подтверждаю это и теперь. Когда я перебралась из Калуги в Ульяновск, я долго думала, с чего начать. Внутренний голос подсказал: с «Дела Артамоновых». Тогда со мной приехали 18 человек. И тема Артамоновых, ставшая нашей общей темой, органично вписалась в биографию театра. В Калуге нам довелось поработать только три года, но за это небольшое время поставлены интересные спектакли. Хочется верить, что память о них хранят не только зрители, но и театральная сцена. 

Я очень переживаю о том, что имена людей, много сделавших для периферийного русского искусства, могут остаться в забвении. Ну как не помнить о гениальном режиссере Иване Алексеевиче Ростовцеве? Несколько лет он работал в Куйбышевском драмтеатре, потом – в театре имени Карла Маркса в Саратове. В Калуге жил замечательный режиссер Давид Семенович Любарский, в Калинине – Георгий Адольфович Георгиевский. Это были личности, вложившие в природу людей, которые находились рядом с ними, душу, эмоции, чувства. Если служителям сцены удается взять самое главное от своих учителей, гораздо легче развивать искусство. К сожалению, я не видела ни одного спектакля Георгиевского, но я об этом много читала, знала. То же самое можно сказать о Любарском, стоявшем у истоков Калужского драмтеатра. Покинув сцену, он перестал бывать в театре. Но как-­то вечером раздался телефонный звонок: «Вера Андреевна, это Любарский. Я видел вчера ваш спектакль, теперь хочу повидаться с вами». Был разговор, оставивший след на всю жизнь. Запомнились слова: «Как жалко, что я сам не отдал вам в руки свой театр!» 

Не знаю, поймут ли меня молодые коллеги правильно, но театр – это очень высокое искусство. Мне не интересны проходные режиссеры, которые приезжают без перспективной, рассчитанной на долгие годы, программы развития театра, как не интересны режиссеры, далекие от педагогических целей.

– Вновь обращаюсь к вашей книге: «Я всегда страдаю от страха перед каждой новой работой, я испытываю отчаяние, неуверенность, не сомневаюсь, что не смогу ничего сделать, и долго убеждаю себя, что все же – могу». Неужели это все актуально для заслуженного деятеля искусств РСФСР, лауреата Государственной премии РСФСР и теперь, десятилетия спустя?

– Удивительно, но я до сих пор испытываю те же самые чувства. Каждый творческий человек нуждается в опоре, а у меня всегда были странные отношения с прессой. Но в разные времена какие-­то очень интересные люди много писали и хорошо говорили обо мне. Это меня не­множко успокаивало. Первый раз такое признание я услышала от народной артистки РСФСР, педагога, доктора искусствоведения Марии Осиповны Кнебель, когда мы привезли спектакли Рязанского ТЮЗа в столицу, это было в 1963 году, и она встретилась с труппой нашего театра. Марию Осиповну, замечательного режиссера, я хорошо знала благодаря маме – Кнебель была ее педагогом в Московском театре имени Ермоловой. У нее было несколько встреч с мамой, когда она помогала Терешковичу, главному режиссеру, ставить «Искусство интриги» Скриба. Иногда Мария Осиповна вызывала маму к себе домой, а так как меня оставить было не с кем, я тоже ехала с ней. Мне были интересны их беседы. И вот годы спустя я вновь увиделась с Кнебель, которая наговорила мне много хороших напутственных слов. Довольно часто потом, когда чувство неуверенности пыталось взять верх, я вспоминала нашу встречу и думала: я могу многое. 

– «Одна из радостей творчества режиссера – это контакт и взаимопонимание с актерами, единомыслие в поиске, вера в единую цель», – писала моя собеседница в начале 80-­х прошлого столетия. Что скажет Вера Андреевна теперь?

– И это правда! Контакт устанавливать очень трудно, потому что он должен быть продиктован не головой, а сердцем. Наладить отношения со всем творческим коллективом невероятно сложно, думаю, вы меня поймете. К счастью, в нашем театре немало людей, с которыми такой контакт существует. Я чувствую, что они меня понимают и принимают, даже если я с ними не так много работаю. У нас есть чудесные актеры, я всех очень люб­лю, хотя, признаюсь, бываю противной. Иногда даже грубоватой, но никогда не злой. Актер – частица моей души, моего организма, проводник моих замыслов. Через него я могу обратиться к зрителям, сделать и сказать то, что мне необходимо. Когда актер становится твоим единомышленником, ты понимаешь, что живешь не зря.
– «Театру можно посвятить жизнь и не считать, что она прошла впустую», – на­писала когда­-то Вера Ефремова. А что вы скажете об этом теперь?

– Театру можно посвятить все и ничуть не пожалеть об этом. Правда, на этом пути можно наделать много ошибок. Мне тоже не удалось их избежать... 

– «Я не мыслю жизни своей без театра. Театр – пламенная моя любовь. Но я не мыслю себя и без общественной работы, которая бесконечно помогает мне в решении творческих вопросов». Сейчас общественной деятельностью вы не занимаетесь, но когда-­то уделяли этому много времени. Какова была отдача?

– Все началось с ГИТИСа, с выборов в профсоюз. Потом меня сделали заместителем секретаря комсомольской организации. В комсомол я вступила поздно, и эта работа, признаюсь, меня не увлекала. Наверное, самое большое удовольствие я получила, когда была депутатом. С удовольствием встречалась с людьми, общалась, отвечала на вопросы, рассказывала о театре. В свое время я была одним из секретарей Центрального президиума ВТО. Отдача? Я ее ощущала по зрителям. Наши зрительные залы никогда не пустовали. 

– Я давно заметила, что слово «вера» занимает особое место в вашем лексиконе. Это связано с именем, данным вам родителями при рождении, или вы осознанно отводите ему такую большую роль?

– Я счастлива, что зовусь Верой. Уверена: выбор имени был не случаен. У меня была верующая бабушка, мама, отец, который любил ходить в церковь. 

Я – Вера, и я верую. В силу нашей земли, в людей, в театр, несущий духовность. Без веры, надежды и любви человек не может быть счастливым.

– Вера Андреевна, вы рассмеялись, когда я впервые назвала вас паромщиком классики. Но это правда. Таких, как вы, единицы, Тверской губернии невероятно повезло, что 40 лет назад, выбирая между Москвой и Калинином, Вера Ефремова отдала предпочтение нашему городу. Вся ваша жизнь – служение классической русской драматургии, страницы которой писали Островский, Горький, Чехов, Лермонтов… В эпоху 90-­х, когда многие режиссеры заполняли репертуар сомнительными спектаклями, приносящими быстрые деньги, вы с завидным упорством пропагандировали великие произведения. Неужели никогда не закрадывалась в голову мысль: «Может, бросить все это и заняться чем­-то, не требующим такой самоотдачи?» 

 – Никогда, это я могу сказать точно. В нашей жизни и так встречается много подделок – зачем же их нести еще и в театр? Даже если у нас были комедии, то классические – «Лев Гурыч Синичкин», «На всякого мудреца довольно простоты», «Волки и овцы». Но я ведь ставила много современных произведений прекрасных авторов советской эпохи – Шатрова, Симонова, Полевого, Вампилова и других. Это были пи­сатели, которых я приравниваю к классикам. У меня свой подход к этому понятию. Я считаю, что классик – это литератор, поднимающий нужные и своевременные вопросы. Но не просто задающий их, а показывающий пути решения проблем. 

– Кого из ваших любимых драматургов вы считаете современниками и кто, на ваш взгляд, наиболее близок к природе XXI столетия?

– Чехов, Горький, Лермонтов, Островский. Все они наши современники. Удивительно, но в юности я не считала Александра Николаевича Островского писателем, я знала и почитала его как поэта. Спасибо отцу, который боготворил его драматургию. Список можно продолжить. Пушкин, Грибоедов… В нашем театре прошло 150 спектаклей «Горе от ума», и столько же раз Никита Березкин выходил на сцену в образе Чацкого. 

– Что бы вы хотели поставить вслед за «Варварами»? Знаю, что премьера этой пьесы близка, но вполне осознанно не задаю вопросы. Репетиции в разгаре, и мы с нетерпением ждем встречи с героями Горького.

– «Три сестры». Понимаю, что время идет, приходят молодые, я все это прекрасно понимаю. Хочу поставить чеховский спектакль с нашими актерами и с выпускниками Детской театральной студии Александра Чуйкова, которая живет в драмтеатре. Я даже мысленно распределила роли.

– Вера Андреевна, что бы вы хотели сказать своим зрителям со страниц «Тверской Жизни»?

– Знаете, я ведь довольно часто выхожу на сцену, общаюсь со зрителями. И каждый раз говорю: любите друг друга, совершенствуйте себя, стремитесь к знаниям, гордитесь тем, что вы живете в такой замечательной стране. 

Беседовала Ольга ЧУДИНА
Автор: Ольга ЧУДИНА
356

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у вас ассоциируется русская деревня. Их мы получили во второй главный день народного праздника в Есёмово, собравшем более 13 тысяч гостей.
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость