19 Октября 2017
$57.27
67.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Транспорт 21.09.2010

Васильевский Мох: жизнь после смерти

Фотограф: Илья Безручко

Путешествуя на узкоколейке, можно поближе познакомиться с прошлым Васильевского Мха – поселка, занимавшего некогда особое место на экономической карте страны Советов.

Свой рассказ о поездке по Васильевской узкоколейке начну с небольшой исторической справки. Это сейчас, услышав про торф, большинство из нас вспоминает про пожары на торфяниках. Не так давно – каких-то двадцать-тридцать лет назад торф был основным топливом, поставлявшимся во все котельные Советского Союза. Для добычи торфа осушались болота, строились железные дороги, основывались тысячные рабочие поселки. Одним из таких поселков и был Васильевский Мох, построенный в 1928 году на месте торфоразработок.

Немного истории

Не буду пересказывать всю историю поселка, полную трудовых подвигов и пестрящую экономическими показателями. Упомяну о главном: в 1969 году, когда объемы добычи торфа увеличивались год от года, в Васильевском Мхе проживало более 5000 человек, из Васильевского Мха и Орши-1, соединенных между собой узкоколейкой, ежегодно вывозился 1 миллион тонн торфа.
Жизнь на торфопредприятии начала угасать в конце 80-х. Из-за отсутствия финансирования было решено не разрабатывать уже осушенные торфяные поля в северной части Оршинского Мха. Потихоньку забрасывались и действующие поля. А с приходом 90-х о торфоразработках было забыто – один за другим закрывались производственные участки, зарастали и разбирались железнодорожные пути, приходили в запустение рабочие постройки. В ряду прочих видов топлива – газ, мазут, уголь – торф занял непочетное последнее место. Сейчас «кладовая солнца» (так назвал болота писатель Пришвин) под Васильевским мхом – огромная пустующая территория с брошенной техникой, заросшей узкоколейкой и немногочисленными разрабатываемыми торфяными полями.
Признаемся – эти сведения мы узнали из очерка «Васильевский мох», автор которого, Сергей Костыгов, с тщанием и любовью собрал множество интересных фактов о прошлом поселка и богатый фотоматериал.

Катится, катится небольшой вагон

Наше путешествие по торфоразработкам было намечено на субботу. Знакомство с поселком началось у местного магазина – небольшого облупившегося здания рядом с остатками автобусной остановки. Первое впечатление – шоковое. Рядом с магазином лежит огромная гора пустых водочных и пивных бутылок. Лица местных жителей, ждущих автобус, угрюмы и сосредоточены. Не нужно быть экспертом-аналитиком, чтобы понять: по мере того, как сокращалось и разрушалось торфопредприятие, население приобщалось к вредным привычкам...

Мы, журналисты, пишущие о радостях и бедах Тверского региона, отправляемся в путь по узкоколейке не без затаенной боли. От царившего здесь некогда рабочего задора, стремления жить и трудиться на благо государства остались лишь пожелтевшие фото. Нас же ждет печальная картина запустения и упадка.

Тепловоз ТУ6П, трясясь и поскрипывая, выезжает из ангара. Мы забираемся в вагончик, садимся на деревянные лавки. Раньше этот вагончик был столовой, колесившей по торфоразработкам в обеденный перерыв. Были в нем столики и вентилятор. Прибытия столовой рабочие ждали с нетерпением – садились за стол, обедали, обсуждали дела домашние.

Тепловоз трогается, набирает ход. ТУ6П поворачивает то направо, то налево и наконец выезжает на прямую. Нам разрешают выйти на смотровую площадку у подножки и в полной мере оценить красоту пейзажа. Вид окружающих болот навевает меланхолию.

Вокруг – ни души, только осенний желтеющий лес, и лишь изредка наш паровозик обгоняет грибников, бредущих вдоль узкоколейки с корзинками. Иногда из травы выглядывают брошенные шпалы, куски кирпичей. Слева вдали виднеются остатки постройки из красного кирпича – это бывший вокзальчик у Бежецкого переезда. Был такой вокзал и на разъезде Оршино – он сгорел в 1994 году.

Таинственный «Восток»

Первая остановка – под мостом. Над нами – Бежецкое шоссе. Взобравшись по насыпи наверх, фотографируем тепловоз. Просим машиниста сделать нам на память о репортаже необычные сувениры. Кладем на рельсы узкоколейки мелкие монеты, тепловоз разгоняется и несколько раз проезжает по монеткам.

– Помните, в детстве клали копейки под трамваи? И под поезда ведь тоже клали, – на наших лицах счастливые улыбки. Любовь к железной дороге у многих чуть ли не с колыбели.

Следующая остановка – у брошенного состава, недалеко от Оршинского переезда. Тут мы осуществляем еще одну детскую мечту – постоять в кабине машиниста, почувствовать себя «рулевым». Фотокорреспондент тем временем отправляется на «грибную» разведку.
– Белый! Подосиновик! – доносится из леса.

Места мы проезжаем действительно грибные. Старое болото осталось позади, березовые рощицы. Наш путь лежит на торфяную базу Восточный-1. По дороге то и дело встречаем брошенные вагончики, завалившиеся на бок, лежащие вверх колесами. В траве – разобранные рельсы. А вот и эхо пожаров, бушевавших несколько лет назад на местных торфяниках, – пустые выгоревшие поля с остовами деревьев. Чем ближе к Восточному-1, тем сильнее трясет тепловоз, мы едем по торфоразработкам. А вот и сам торф – справа тянется огромное черное поле. Объемы добычи минимальны – торф используется тверскими котельными как резервное топливо. Это вовсе не значит, что добываемый торф полетит в топку – он лежит как НЗ.

В самом Восточном-1 жизнь, кажется, давно остановилась. Нас встречают покосившиеся проржавевшие вывески, таб¬лички… И огромный кот-«британец», лениво бегущий навстречу по шпалам. Гостей встречает местный житель – Анатолий. Он присматривает за техникой и, как старожил, может поведать немало историй о торфоразработках. Нам дают час свободного времени. Сначала идем на пожарную вышку фотографировать окрестности, потом отправляемся за грибами. И, конечно, нас интересует производственный участок – место добычи черного торфа, который раньше называли богатством Калининского района.

Позади – основная часть поездки. Мы организуем небольшой перекус на свежем воздухе. Обмениваемся впечатлениями и жалеем, что фотографии в газете вряд ли смогут передать красоту и притягательность этих мест.

На обратном пути нам предлагают посмотреть рабочую станцию Перегрузочная. На станции – множество различной техники и построек. Здесь перегружался торф, который подвозился к станции на вагонах по узкоколейке. Отсюда он уезжал в калининские котельные, чтобы отапливать наши дома. Раньше здесь можно было встретить десятки людей в рабочих спецовках, шумела техника, туда-сюда сновали вагонетки и дрезины. Все это осталось в прошлом, и торфоразработки интересуют журналистов больше, чем потенциальных инвесторов.

Возвращаясь в поселок Васильевский Мох, мы молчим. Впечатлений много, и они противоречивы. Красота осеннего леса, знакомство с технологией торфодобычи, поездка с ветерком по огромным полям. Что может быть интереснее и увлекательнее? И что может быть грустнее, чем запустение места, бывшего некогда экономическим объектом государственной важности?

Оператор: Руслан ПОПОВ
Автор: Юлия ОВСЯННИКОВА
1899

Возврат к списку

Есть в Твери уникальный детский сад
Детский сад №100 действительно один такой в областном центре. Его питомцами являются дети с тяжелыми нарушениями зрения.
18.10.201720:08
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость